272 Репортаж из поликлиники 25. Болезнь и Выздоровление.



В выпуске использована музыка Kevin MacLeod ,  Kai Engel

13 Comments

  1. спасибо за подкаст, Шломо. увлекательный, не смотря на довольно тяжёлые обстоятельства.
    мне ещё бабушка наказывала, что б в больницу ни в коем случае не попадать. а чолнт (или хамин) — это, конечно, объедение, особенно домашний. он, скорее, для душевного здоровья нужен, чем для физического.
    кстати, в ресторанчике «Штетл» в Тель Авиве, который я вскользь упомянул в предпоследнем подкасте, женщина из Херсона совершенно фантастический чолнт готовила. хорошей недели и будьте здоровы!
    P.S. думаю, что наш следующий подкаст из Иерусалима можно запланировать в ближайшие 3 недели.

  2. Артемий:

    Интересно, что, видимо, медицина для условного простого гражданина везде примерно одинаково устроена и одинаково работает. Много общего с нынешними российскими поликлиниками. Слава богу, я за всю жизнь мало прибегал к их услугам, не говоря уже о больницах. Но то, что рассказывают те, кто вынужден был воспользоваться их услугами весьма напоминает вашу историю. Так что в который раз убеждаюсь на счет разных популярных у нас высказываниях, что вот «у них-то там!..ого-го!..не то, что здесь, тьфу…» — пустой треп )))
    На счет чолнта — это вы взбудоражили, конечно)) у меня-то тут — утро, тоже зима, но не Иерусалим, а Москва. Но зато по пути попалась ЧЕБУРЕЧНАЯ)) Так вот, стжу я здесь, со свежим чебуреком с бараниной и кружечкой кваса и пишу этот комментарий)) жаль, сюда фотку нельзя прикрепить.

    • Это Вы «взбудоражили» комплекс ощущений, который условно можно назвать «кулинарная ностальгия» вот этими давно забытыми словами: «чебуречная» и «квас». Приятного Вам аппетита.
      А медицина, как и многое другое, это, прежде всего, люди. А тут уже, как повезёт, на кого нарвёшься. Независимо от географии и технического оснащения.
      Спасибо за отклик из зимней чебуречной Москвы.

  3. А я таки запал на чолнт, попытаюсь сделать в скороварке.

    • Не знаю, насколько чолнт в скороварке аутентичен. Здесь важно, чтобы он томился всю ночь, если и не в русской печи, как когда-то, то хотя бы на электрической плате. Причём, если температура будет слишком высокой, есть шанс, что подгорит, а если слишком низкой, есть шанс, что прокиснет. В любом случае, желаю Вам кулинарных успехов, очень рад, что пробудил у Вас интерес к этой теме. Напишите, что получилось.

  4. Татьяна Бацына:

    Добрый день, Владимир (Шломо как то пока у меня с тобой не увязывается). Как ты прав, что «медицина, как и многое другое, это, прежде всего, люди». История, рассказанная тобой, очень похожа и на нашу российскую. Но больные из России к вам едут и надеются на чудо. И есть примеры этого чуда — большое за это спасибо. Главное, что хотела сказать, будьте здоровы — вся твоя семья — будьте благополучны и счастливы. И пусть на вашем жизненном пути — в медицине и везде — встречаются добрые, отзывчивые и профессиональные люди. Спасибо за подкаст, жду новых, Бацына Татьяна

    • Мой брат (живущий в России) недавно рассказал, что сейчас есть обратный поток. Люди едут лечиться (и лечить зубы) из Израиля в Россию и в прилегающие к ней страны. Обслуживание примерно такое же, а цены, включая дорогу и проживание, ощутимо ниже. Большое спасибо тебе Таня за пожелания и за отклик.

  5. Марина Одинцова:

    Я бы всё-таки хотела добавить как практикующий медик: ничего личного в этих обсуждениях ситуации с пациентом нет. Конечно, общению с людьми приходится учиться всю жизнь. Но та доктор, которая так не понравилась твоей жене, Володя, возможно, очень хороший врач, и когда она обсуждала ситуацию вашего присутствия в палате интенсивной терапии (или в реанимационном отделении) — это были чисто рабочие эмоции по отношению к мнению коллег и не более того. Не надо воспринимать это как личное к вам отношение. Я, конечно, согласна с тем наблюдением, что когда люди всё время «варятся» в ситуации пациент-медик, то и та, и другая сторона перестаёт видеть людей друг в друге. Поверьте мне, что и пациенты тоже становятся в позу очень недоброжелательных, капризных и даже враждебных людей. Дело в том, что ответственность — это очень тяжёлая часть нашей профессии, мало кто это понимает (даже медики не понимают, что самое тяжёлая ноша нашей профессии — ответственность, от которой устают даже очень сильные люди). Дай Бог вам здоровья! Нам, медикам, это только на руку.

    • Здравствуй, Марина. На мой взгляд корень проблемы, которую мы затронули в этом выпуске, как раз и заключается в «обезличивании» пациента. Человек, переступивший порог мед. учереждения, автоматически превращается в «историю болезни №…» или, хуже того, в «диагноз …», т. е. в вещь. И больше всего раздражает немалую часть мед. персонала, когда вот эта «вещь» вдруг начинает проявлять человеческие качества и расчитывать на соответствующее к себе отношение (например, чтобы мед. процедуры были согласованы с пациентом, а не безмолвно подставляет своё тело для введения в него препаратов). При этом пациент вправе не согласиться с назначениями, что существенно осложняет жизнь персонала. Я согласен с тем, что ты пишешь по-поводу тяжёлого бремя ответственности, но всё это не снимает с нас ответственности быть человечными.
      Мне многие из этих вещей открылись во время нашего посещения больницы.

  6. Марина Одинцова:

    Казалось бы, как просто — относись к людям как к своим добрым соседям, а вот и нет, оказывается, что это очень сложно, и видеть себя со стороны начинаешь только на примере оказания помощи твоим родственникам…. Попробуй скажи любому практикующему медику — «надо быть человечней», обидится и скажет: А не слишком ли много вы от нас хотите? В России ещё добавят:…за такую зарплату. На самом деле я всегда догадывалась, что от количества зарплаты всё-таки не зависят добрые качества медицинского работника, на вашем примере убедилась в этом…

    • Зарплата у мед. работников (включая врачей) в Израиле то же очень посредственная. И это, действительно, только отговорка. А что, повысить ему зарплату и он станет человечнее?
      Помнишь наших учителей? В. И. Кусаев — внутренние болезни, Краевая больница, Ефим (не помню отчества и фамилии), кардиолог из 20-й больницы, В.М Рубанович — кожные болезни. Что у них было? Руки, головы, колоссальнейшая интуиция, основанная на опыте и человечность. Вот этому нужно было у них учиться.

Добавить комментарий